Боевой путь

–Дыхание войны я почувствовал на второй же день, — вспоминал Мельников И.С.  Наш полк скоростных бомбардировщиков базировался в районе города Бердичева. На рассвете группа фашистских стервятников приближалась к аэродрому, но была встречена плотным зенитно-пулеметным огнем. Враг без прицельно сбросил бомбы, не причинив большого вреда нашему аэродрому.

 Иван Семенович летал на бомбардировщиках в должностях штурмана экипажа, звена, эскадрильи на самолетах ПЕ-2 (так названы в честь конструктора Петлякова), экипаж которых состоял из летчика, штурмана и стрелка-радиста. Только за первые три месяца экипаж, в котором был лейтенант Мельников, совершил более десятка боевых вылетов, обрушивая бомбовый удар на скопления танков и живой силы врага в районе Перемышля, Львова, Киева и других городов.

По настоящему боевое мастерство Мельникова И.С. проявилось в воздушных боях за нашу столицу город Москву. Он сражается в составе четвертого разведывательного бомбардировочного авиаполка. Шли тяжелые, кровопролитные бои. Противник бросил на Москву отборные авиачасти. На боевые задания приходилось вылетать по несколько раз в день. И.С. Мельников вспоминал:

— В те декабрьские дни 1941 года мы буквально не вылазили из самолетов, усталости не чувствовали: так велико было напряжение. Однажды, наш экипаж ПЕ-2 получил приказ разведать вражеский аэродром под Волокаламском. Подошли к цели. Фотосъемку пришлось проводить, отбивая яростные атаки «мессеров», поднявшихся с аэродрома. Вражеские снаряды прошили плоскость нашего самолета. Командир принял решение бросить машину в крутое пике, имитируя гибель пилота. Немцы отстали, решив, что самолет сбит. А тем временем летчик изо всех сил тянул штурвал на себя, пытаясь вывести самолет из смертельного падения. Я бросился на помощь, и лишь у самой земли машина вышла из пике и стала набирать высоту. Так были добыты ценные сведения. Страшные по силе удары обрушивали наши бомбардировщики, штурмовики, истребители на войска и технику врага. Не случайно пленные немцы называли подступы к Москве «дорогой смерти».

Но на войне необходимы были не только летчики-истребители, требовались и другие, не менее важные военные специалисты, и Мельникова командируют на учебу. Он упорно овладевает теоретическими знаниями, мастерством вождения новых марок самолетов, новейшей радиоаппаратурой и возвращается на фронт лишь в марте 1943 года как дальний воздушный разведчик.

Он воевал на Центральном и 1-м Украинском фронтах и совершил на самолетах ПЕ-2 и ПЕ-3 бис более 200 вылетов на разведку и бомбометание немецко-фашистских войск и военных объектов противника.

Каждый разведывательный вылет – это самоотверженность, помноженная на мастерство. «Воздушный разведчик находится под вражеским огнем до тех пор, пока не сфотографирует заданный район. Он летит только по прямой, всякое отклонение от курса немедленно скажется на качестве фотосъемки. Командир экипажа воздушного разведчика должен обладать незаурядной силой воли и выдержкой, чтобы строго по курсу под прицельным огнем противника вести самолет», — из воспоминаний Ивана Семеновича Мельникова.

Полеты следовали один за другим. И с каждым из них росло, и оттачивался опыт разведчика. Хорошая физическая подготовка помогала Ивану Семеновичу выносить огромное напряжение дальних полетов. Отважный воздушный разведчик фотографировал и неоднократно контролировал крупные города и железнодорожные узлы, где находились большие силы немецко-фашистских войск,  шел поток грузов, такие, как Киев, Люблин, Варшаву, Краков, Катовице, Проскуров, Житомир, Шепетовку, Овруч, Новоград-Волынский, Дембице, Сандомир, оборону врага по рекам Днепр и Висла, Припять, многие коммуникации немцев, промежуточные рубежи и плацдармы. В период проведения крупных операций смелый разведчик повседневно контролировал продвижение группировки вражеских войск.

Восемнадцать раз подстерегали и атаковали Мельникова истребители противника. Но ни разу им не удалось его сбить или даже ранить. Только механики считали пробоины в машине, когда ее приводил на базу летчик.  Может быть просто «везло»? Но «везение» объяснялось его выдержкой, храбростью, мастерством воздушного разведчика, которые и помогали Мельникову неизменно точно выполнять все задания командования.

Все восемнадцать раз капитан Мельников сумел отразить удары врага, но каждый раз, как бы ему не хотелось встретиться с немцами в открытом воздушном бою, он обязан был думать о том, чтобы возвратиться на аэродром живым. И это потому, что добытые сведения, как правило, важнее сбитого самолета, подожженного танка или десятка уничтоженных гитлеровцев.